main125.jpg

Владислав Соловьев: "Первое полугодие было сложным, но рынок начинает оздоравливаться"

20.06.2016

Источник: Интерфакс

Владислав Соловьев: "Первое полугодие было сложным, но рынок начинает оздоравливаться"

Производство алюминия в Китае снижается, а дефицит металла на мировом рынке может быть зафиксирован уже в этом году. На прошлой неделе шесть крупнейших компаний КНР, на долю которых приходится почти четверть мирового производства, согласились совместно сокращать выпуск алюминия, но при условии, что цена на местном рынке опустится ниже 11,5 тыс. юаней ($1747) за тонну. Генеральный директор ОК "РусАл" Владислав Соловьев в интервью "Интерфаксу" рассказал о последствиях взятого в Китае курса на сокращение неэффективных мощностей, о будущем Тайшетского завода и о том, какие вопросы топ-менеджмент готов обсудить осенью.

– Первое полугодие подходит к концу, с ценами на алюминий ничего существенного не происходит. В чем причина?

– Происходит или не происходит – это оценочный вопрос. Я как раз считаю, что есть небольшое оживление. Вспомним IV квартал прошлого года, когда цены на алюминий были $1450-1480. Сейчас спотовая стоимость металла находится в зоне выше $1550, что внушает некоторый оптимизм. Таким образом, мы можем более уверенно подтвердить свой прогноз на этот год – $1550. Еще в IV квартале прошлого года я не был столь уверен в этой цифре.

Второй важный аспект – это премии. Они в начале года немного снизились, но уже не так все серьезно. Были колебания в районе $5-10, но они остановились. Сейчас мы видим, что средние премии на европейском рынке находятся в диапазоне $70-75, на азиатском – $85, в США – $7,5 за унцию. Это говорит о том, что мы действительно пришли к минимальному уровню премий.

– Почему это происходит?

– Известно, что Китай в конце прошлого года объявил курс на консолидацию экономики, на сокращение неэффективных мощностей во всех отраслях, и не только в алюминиевой. Я тогда говорил, что надо подождать лета этого года, чтобы понять, действительно ли Китай берет курс на сокращение или это только заявление, но, похоже, все действительно серьезно. То, что уже негосударственные китайские компании заявляют о сокращении мощностей (ранее об этом говорили только государственные), – очень важный сигнал. Мы действительно не видим серьезного роста производства в Китае в последнее время, экспорт полуфабрикатов из КНР также замедлился.

На остальных рынках предложение более-менее сбалансировано, за исключением Бахрейна, который к 2020 году планирует увеличить производство на 400 тыс. тонн. Однако, учитывая их заявления о том, что этот объем останется внутри Бахрейна, он не критичен для мирового рынка. Что касается нашей компании и БоАЗа, который официально еще не запущен, произведенный на нем металл останется внутри РФ.

Поэтому все это приведет к тому, что к концу года мы увидим дефицит. Более того, я даже ожидаю, что появится сигнал для импорта в Китай к августу-сентябрю. Может и такое произойти.

Все это говорит о том, что рынок начинает оздоравливаться. И мы видим постоянное снижение запасов на официальных складах LME. Отметка в 2,5 млн тонн была пробита недели три назад.

В совокупности эти факторы поднимают планку (спотовой цены – ИФ) на LME выше. Пока она, конечно, не такая, как мы хотим, не $1800-2200. Но рост цен до этих показателей рано или поздно произойдет.

– Чем объясняется падение премий, если мировой рынок близок к дефициту?

– В том то и дело, что они не падают, премии зафиксировались. Еще 10 лет назад этот показатель был вовсе на уровне $5-10. Сейчас премии около $75, это довольно высокая отметка. Да, в 2014 году они достигали $400 за тонну, но сейчас этот показатель вернулся к нормальному уровню. Мы не ожидаем их снижения, не исключаем небольшой рост.

– Если дефицит на рынке Китая все же образуется, какой объем алюминия может быть ввезен в страну?

– Сейчас пока идет обратный процесс – экспорт из Китая. Но если дефицит все же случится, то Китай может импортировать до 1 млн тонн.

– По последним данным, сколько сейчас вывозит Китай?

– Около 400 тыс. тонн.

– Каким стало первое полугодие для "РусАла"?

– Полугодие пока не закончилось, но идет оно довольно сложно. С другой стороны, мы завершили сделки по рефинансированию на $700 млн. Результаты первых шести месяцев подтверждают наши пессимистично-осторожные прогнозы. Пока мы в бизнес-плане, с точки зрения цен. Правда, доллар немного снизился, но пока не критично. Спрос на нашу продукцию держится на уровне. Поэтому я бы охарактеризовал первое полугодие как сложное, но с положительными моментами.

– Вы не раз говорили, что рефинансирование – это постоянный, длящийся процесс. Сейчас, после того, как Россия вышла на международный долговой рынок, многие компании воспользовались открывшимся окном, чтобы заместить дорогой долг дешевым. На этом фоне у "РусАла" есть какие-то дополнительные планы по рефинансированию?

– Мы планируем закончить 2016 г. с тем рефинансированием, которое уже было сделано. Остаток кредитов в этом году мы будем гасить за счет собственных средств. Про следующий год говорить пока еще рано. Обсудим это осенью.

– Есть ли в планах "РусАла" до конца этого года еще раз выйти на рынок публичного долга?

– Нет.

– Вопрос, который интересует всех, особенно акционеров, – дивиденды. Планируете их выплату в этом году?

– Этот вопрос будет решаться акционерами. Все зависит от EBITDA. Говорить об этом надо опять же осенью, ближе к концу года, когда уже понятны прогнозы, сколько компания может заработать.

– Вы сказали, что алюминий, произведенный на БоАЗе, будет реализовываться на внутреннем рынке, но, если верить статистике РЖД, металл уже экспортируется.

– Общий объем экспорта "РусАла" не растет, и он не должен расти. Когда БоАЗ запустим официально, его алюминий пойдет уже на внутренний рынок. Сейчас мы перенаправляем часть металла других заводов с экспортных направлений на внутренний рынок. Контракт на поставку металла в РФ, как ни странно, заключается чуть дольше по времени, чем с зарубежными клиентами.

– Почему БоАЗ до сих пор не запущен?

– Мы должны получить разрешение Ростехнадзора. Есть еще ряд технических моментов, которые нужно завершить. Но самое главное – это получение разрешительной документации. Это же опасное производство.

– При привлечении финансирования для реализации проекта, возможно, были прописаны сроки официального пуска. Эти условия могут как-то повлиять на компанию?

– У "РусАла" нет обязательств по сроку запуска завода, можно спросить об этом и у Внешэкономбанка (MOEX: VEBM). На мой взгляд, банк доволен нами как заемщиками: мы платим проценты по кредитам, возвращаем заемные средства.

– Какова себестоимость производства на Богучанском заводе?

– Мы не можем сейчас сказать, потому что на заводе еще ведутся пуско-наладочные работы. Ориентировочно $1380 за тонну. Но когда БоАЗ выйдет на полную мощность, то этот показатель еще снизится.

– Несколько месяцев назад стало известно о возможном участии "РусГидро" в еще одном проекте "РусАла" – строительстве Тайшетского завода. В феврале даже состоялось совещание в Минэкономразвития, рассматривались разные варианты. На каком этапе обсуждение сегодня?

– Мы обсуждаем этот вопрос с "РусГидро", причем довольно долго, и хотелось бы уже прийти к консенсусу. Есть разные варианты сотрудничества, в том числе включение Тайшета в проект БЭМО. Я считаю, что это могло бы быть очень хорошей идеей. Проект достроен на 60%. Мы вложили в него уже $800 млн.

– Сколько еще инвестиций требуется для достройки Тайшетского завода?

– Около $700 млн с учетом НДС, который будет возмещен. Приступить к Тайшету выгоднее, чем, например, сейчас достроить вторую очередь БоАЗа. Но это обсуждается в Минэнерго, в правительстве, есть в поручении президента. Завод надо достраивать, иначе все уже возведенное в Тайшете пропадет, что недопустимо. Я надеюсь, что до конца июля будет новая информация по Тайшету. Этот проект обсуждается очень активно, в том числе в рамках развития внутреннего рынка.

– В настоящий момент ведутся ли переговоры с "РусГидро" о консолидации 50% Богучанского завода?

– Не ведутся. Сейчас мы хотим начать с "РусГидро" другой проект. Тайшет станет еще одним потребителем электроэнергии в Сибири, это позитивно для "РусГидро".

– Какая динамика потребления алюминия в России? "РусАл" ведь предпринимает целенаправленные шаги по его стимулированию.

– Это непростая задача и она не решается за один год. Сейчас внутренний спрос на нашу продукцию – около 850 тыс. тонн. Важно отметить, что в 2014 году было падение на внутреннем рынке, а сейчас тенденция обратная – небольшой рост, что уже неплохо.

Мы хотим увеличить в целом потребление алюминия в РФ к 2020 году до 2 млн тонн. Для этого намечен ряд направлений. Мы создали Алюминиевую ассоциацию, в рамках которой обсуждается ряд инициатив. Во-первых, это проводка. Мы, конечно, хотим, чтобы нам разрешили внутреннюю проводку из алюминия в жилых и коммерческих зданиях. Во-вторых, фасады и окна. В Европе и Америке в два раза больше алюминиевого профиля, а у нас предпочитают пластик. Понятно, что он дешевле, но ведь и менее долговечен, менее экологичен. Третье направление – мосты. В Европе 70% пешеходных мостов сконструированы из алюминия. У нас нет ни одного. Хотим построить один в Нижнем Новгороде, чтобы показать, что это возможно и правильно.

Также подчеркну, что порядка 50% вагонов в США и в Европе алюминиевые или с алюминиевым кузовом, у нас, опять же, ни одного нет. Я не говорю про такие экзотические вещи, как катера, хотя тоже тема интересная. Естественно, авиастроение. Кстати, вопрос по МС-21 – почему крыло композитное, а не алюминиевое?

Разумеется, автомобилестроение – это самый главный драйвер, особенно по части колес и дисков. Мы считаем, что не надо опасаться вводить импортные пошлины в отношении колеса в сборе, по которым действует нулевая ставка, несмотря на то, что в РФ выпускается эта продукция. Зачем эта китайская продукция нужна здесь? Но даже дело не в запрете, а просто в том, чтобы сформировать такие условия, чтобы было выгодно производить и собирать в РФ, а не ввозить готовое с нулевой пошлиной.

Мы создали Алюминиевую ассоциацию, но, конечно, основной вопрос развития – это финансирование переработки. Если у китайцев стоимость денег 2%, а у нас минимум 10%, то о какой конкурентоспособности может идти речь.

– В начале года президент "РусАла" Олег Дерипаска говорил о возможности закрытия до 200 тыс. мощностей по производству алюминия. Какое принято решение? Кандидаты "на вылет" прежние – Новокузнецкий и Кандалакшский заводы?

– Мы по-прежнему говорим об этих двух заводах. Но по Кандалакше "РусАл" подписал договор с "Росатомом", поэтому о закрытии этого предприятия сейчас речи пока не идет, но ситуацию мы с мониторинга не снимаем.

На текущий момент и Новокузнецкий, и Кандалакшский находятся на грани рентабельности, закрывать их пока не нужно. При цене выше $1550 эти два предприятия имеют право на жизнь. Если цена пойдет вниз, мы вернемся к этому вопросу.

– В апреле "Норникель" внес изменения в дивидендную политику, в связи с чем выплаты акционерам будут производиться дважды в год. Насколько выгодно "РусАлу" получать дивиденды от "Норникеля" два раза в год, а не три, как в 2015 г.?

– Вопрос в том, насколько "Норникелю" такая схема удобна. Мы согласились с этим предложением. "РусАл" уверен, что для ГМК в условиях колебаниях цен такая схема более приемлема.

– Будет ли "РусАл" настаивать на снижении долговой нагрузки "Норникеля", учитывая то, что теперь объем выплат акционерам привязан к ней?

– Показатель долга "Норникеля" в принципе очень низкий. Поэтому пока его не надо снижать, но и не стоит сильно наращивать. Я считаю, что там есть еще резервы для увеличения долга.

– Недавно президент "Норникеля" Владимир Потанин заявил о возможном "укрупнении" Быстринского проекта через покупку Баимского месторождения у одного из акционеров ГМК – Millhouse Романа Абрамовича. Как вы относитесь к этой инициативе?

– Пока никак. Мы хотим дождаться геологической оценки, после чего можно будет дать ответ.

– У "Норникеля" была идея всем акционерам ГМК предложить участие в Быстринском проекте.

– "РусАлу" это неинтересно.

– Компания в принципе не заинтересована в таких инвестициях или причины в другом?

– Это непрофильный для нас бизнес. У нас есть "Норильский никель", он может инвестировать. Но для начала компания должна получить модель, подтвердить запасы. Уже после этих процедур мы на совете директоров ГМК рассмотрим этот вопрос.

– Судя по тому, как проходило утверждение новой дивидендной политики "Норникеля", создается впечатление, что между крупнейшими акционерами – "РусАлом" и "Интерросом" – консенсус сохраняется.

– Подтверждаю. Сейчас все обсуждения проходят в конструктивном ключе.

– "РусАл" как крупнейший потребитель электроэнергии пристально следит за реформой отрасли. Как вы оцениваете текущее положение дел в отрасли?

– Есть большой рывок вперед – принятие долгосрочного КОМа. Сейчас необходимо решить вопрос с вынужденной генерацией. Нужно делать реформу тепла, двигаться быстрее в этом направлении. Необходимо еще раз проанализировать ДПМ. У нас явный избыток генерации, а ДПМ просто добавил этот избыток. Стоит еще раз изучить инвестпрограмму ФСК, МРСК по части более эффективного вложения средств.

Я убежден, что в некоторых регионах, конечно, надо убирать перекрестное субсидирование. Что касается населения, то стоит постепенно увеличить тарифы на электроэнергию, так как сейчас очень низкая база.

Сейчас ситуация в отрасли улучшается, но, тем не менее, я считаю, там есть еще заделы для улучшения.

– В себестоимости производства алюминия энергетические издержки по-прежнему стабильны?

– Рынок в Сибири более-менее стабилен, расходы на электроэнергию находятся в пределах 3-3,5 цента на кВт, что практически соответствует рыночной цене.

– Один из ваших акционеров – ВЭБ – собирается реализовать ряд активов для пополнения ликвидности. Не предлагал ли "РусАлу" банк выкупить пакет (3,15%)?

– Нет, нам не предлагал. И вряд ли мы для этого хорошие покупатели.


Возврат к списку

АКТУАЛЬНО

НОВОСТИ

02.06.2017

Об участии "РусГидро" в завершении строительства ТАЗа может стать известно уже и июне

Генеральный директор РУСАЛа Владислав Соловьев в интервью "Интерфаксу" в рамках Петербургского экономического форума поделился ожиданиями относительно завершения строительства Тайшетского алюминиевого завода.

02.06.2017

Вопрос с финансированием достройки ТАЗа может решиться в текущем году

Вопрос с финансированием достройки ТАЗа может решиться в текущем году. С таким заявлением выступил заместитель генерального директора РУСАЛа Олег Мухамедшин. По его словам, компания хочет привлечь у российских государственных банков 700-800 миллионов долларов на достройку объекта, а переговоры с финансовыми учреждениями уже ведутся. За счет этих средств компания сможет запустить первую очередь завода мощностью 430 тысяч тонн.

Архив новостей

РУСАЛ ФестивAL #Кино в Тайшете

РУСАЛ ФестивAL #Кино в Тайшете

Лучшие моменты РУСАЛ ФестивAL #Кино в Тайшете. Гостями праздника стали более 1,5 тысячи человек. Предлагаем Вам посмотреть фотоотчет с мероприятия.

Программа «Помогать просто» приходит в Тайшет

Программа «Помогать просто» приходит в Тайшет

РУСАЛ подвел итоги грантовой программы «Помогать просто». Одним из победителей стал проект в Тайшетском районе.

В фокусе

В фокусе

Вопрос с финансированием достройки ТАЗа может решиться в текущем году